«Тайная комната»: как иллюстрации Джима Кея покорили Роулинг

            © ILLUSTRATION BY JIM KAY © BLOOMSBURY PUBLISHING 2016

  

На русском языке вышла книга «Гарри Поттер и Тайная комната» с иллюстрациями Джима Кея. По просьбе «РБК Стиль» художник рассказал о прототипах героев, домашнем эльфе Добби и том, как беременные пауки-крестовики помогают рисовать тайные комнаты Хогвартца. 

 

Иллюстрированное издание книги «Гарри Поттер и философский камень» вызвало бурю восторгов у критиков и многомиллионные продажи по всему миру. Читатели требовали продолжения, не зная, что иллюстратор Джим Кей к тому моменту уже заканчивал рисовать второй том сказочной саги «Гарри Поттер и Тайная комната». 

 

Я думаю, что иллюстрированная книга никогда не бывает законченной, кончается лишь время, которое вы можете ей посвятить. 

 

«Над первой книгой мы работали более двух лет, — рассказывает Джим Кей, — а на вторую нам отвели лишь несколько месяцев. Поэтому я сделал небольшой предварительный макет конечной иллюстрированной версии, в которую включил все те вещи, которые мне хотелось бы видеть в этой книге. К сожалению, сроки были ограничены, и я смог реализовать лишь 50% своих первоначальных идей. Я думаю, что иллюстрированная книга никогда не бывает законченной, кончается лишь время, которое вы можете ей посвятить».

Основа авторской манеры Джима Кея при иллюстрировании поттерианы — скрупулезное внимание к деталям. Он выбрал реальных людей в качестве визуальных прототипов персонажей книги и рисует их по мере взросления. Это главный секрет удачной визуализации образов Гарри и его друзей.

«Я стараюсь встречаться с людьми, которых выбрал в качестве моделей для моих персонажей, хотя бы раз в год, — поясняет художник. — Дети растут так быстро! Интересно, что люди, вырастая, изменяются совершенно неожиданно. У меня есть друг, чья обаятельная улыбка очаровывает всех вокруг. Для меня было очевидно, что он прекрасно подходит на роль Сверкароля Чаруальда. По удивительному стечению обстоятельств его партнер идеально подошел на роль Злотеуса Злея, и, говоря «идеально», я действительно имею это в виду, идеальным был даже его голос. Вообще, если вспомнить все образы, над которыми я работал, образ Злея для книги «Гарри Поттер и Узник Азкабана», навсегда останется моим любимым».

Но для некоторых персонажей очень сложно найти прототип. Например, для домашнего эльфа Добби, который сыграл важную роль в новой книге.

 

            © ILLUSTRATION BY JIM KAY © BLOOMSBURY PUBLISHING 2016

 

«Я и понятия не имел, насколько он популярен, пока не начал работать над «Тайной комнатой», — признается Кей. — Для меня этот персонаж был действительно сложным. В тексте он описан очень подробно, поэтому я старался придерживаться описания насколько возможно, но основной загвоздкой стали глаза. Они должны были быть размером с теннисный мяч, и это могло выглядеть карикатурно. Я сделал корпус из пластилина и множество головок Добби с накладными глазами. Одна из них, с ушками как у летучей мыши, показалась мне наиболее удачной. Позднее я отправил ее в переработку — сейчас это нижняя часть гиппогрифа — о чем теперь сильно жалею. Я привязался к малышу. Нужно будет его восстановить для следующих книг!»

 

 

Как и в первой оформленной Кеем книге поттерианы, в «Тайной комнате» есть иллюстрации, сделанные в совершенно разных техниках и разными материалами, от зарисовок карандашом до рисунков гуашью и акварелью. Внимательный читатель увидит тут и там ссылки на реалии из сферы искусства и естествознания: изображение мандрагоры напоминает рисунок Леонардо до Винчи, такой игривый намек на учебники по естествознанию. Все это объясняется любовью Кея к книгам и природе.

 

            © ILLUSTRATION BY JIM KAY © BLOOMSBURY PUBLISHING 2016

 

«Я люблю книги. Когда я был маленьким, в моей спальне стоял книжный шкаф, скрипящий под весом огромных энциклопедий по естествознанию. С тех пор моя жизнь вращается вокруг книг, начиная с архивов Галереи Тейт и заканчивая библиотекой Королевского ботанического сада Кью. То есть для меня это естественное продолжение. Я думаю, что фантазия работает, когда у нее есть хорошая опора в реальности, и чтобы существа, обитающие в книге Поттера, воспринимались достоверно, описывать их нужно подробно, с научными подписями и примечаниями».

 

Бывают дни, когда отчаянно хочется обыскать свой сад и найти эльфа, чтобы иметь что-то материальное перед глазами.

 

Иллюстрировать фантастику может быть очень непросто, признает художник. «Да, возможно, это звучит нелепо, но когда вы беспрестанно работаете над целой книгой, содержащей множество несуществующих вещей, это изматывает! — говорит Кей. — Приходится придумывать все на пустом месте. Бывают дни, когда отчаянно хочется обыскать свой сад и найти эльфа, чтобы иметь что-то материальное перед глазами. В моей птице Феникс, например, сочетаются изображения нескольких птиц, в том числе там есть замечательный гоацин».

Как ни удивительно, местом, где воображение восторжествовало над реальностью, для Джима Кея стал даже не Хогвартц, а постоянно расширяющаяся панорама Диагон-аллеи (также известной как Косой переулок).

 

            © ILLUSTRATION BY JIM KAY © BLOOMSBURY PUBLISHING 2016

 

«Диагон-аллея стала чем-то вроде дневника для меня (знаю, что с моей стороны немного дерзко изобретать новые магазины, но устоять невозможно). Так, после чтения книг о викторианской медицине, я назвал зубного волшебника «Мистер Тризмус» — тризм это недуг, известный как стискивание челюстей. Магазинчик Caput Mortuum нарисован одним из главных цветов Диагон-аллеи, а название связано еще и с алхимией и означает «Мертвая голова» или «оставшиеся и бесполезные для дальнейших опытов продукты».

Джим Кей придумал не только названия некоторых магазинов, но и новые волшебные лавки, о которых у Роулинг ничего не сказано. «Моя любимая птица — красный коршун (Milvusmilvus), их много там, где я живу. Идея лавки коршунов возникла во время работы над Диагон-аллеей, когда я услышал знакомый пронзительный крик коршуна за окном. В Гриздейле (области Лейк-Дистрикт в Великобритании) существовала огромная программа возобновления популяции коршунов, поэтому имело смысл нарисовать в книге лавку коршунов «Milvus Grizedale, Производитель Коршунов».

 

            © ILLUSTRATION BY JIM KAY © BLOOMSBURY PUBLISHING 2016

 

«Если вы почитаете названия магазинчиков или их рекламные слоганы, заметите маленькие шутки, которые меня веселят. Посмотрите внимательно на киоск, где продают пиявок. Вы увидите надпись «Мы вас покусаем» — намек на знаменитую Фултонскую речь Черчилля. Фасад другой лавки нарисован в стиле «Изумительного Механического  Мышиного Органа», так как я — большой поклонник 
кукольного мультсериала про кота Бэгпусса. «Какие Жаворонки», конечно, аллюзия к Диккенсу. Хотя, в конечном счете, вся эта улица — мое воспоминание о любимом мультсериале детства — «Мистер Бен». Диагон-аллея — это мой собственный «Праздничный Путь».

На работу над иллюстрациями для «Гарри Поттера и Тайной комнаты» Кея вдохновляли не только реально существующие люди, но даже пауки. «Я люблю пауков, у меня в студии их великое множество. На этой неделе вывелось около 60 малюток у нашего паука на потолке. У нас живет паук-плевака на подоконнике, пауки-скакуны, домовые пауки и пауки других видов. Для будущих иллюстраций я приношу больших беременных пауков-крестовиков и оставляю их у себя на столе. Утром нахожу прекрасную правильную паутину, обычно над моим мольбертом. Идеально!»

 

РБК Стиль